sergeyvi (sergeyvi) wrote,
sergeyvi
sergeyvi

И первые пытаются взять ее в плен, и заставить стирать носки

Хочется поговорить о свободе, как о системном явлении. Принято считать, что либо правила, и тогда нет свободы, либо свобода, что означает отсутствие правил. Я уже несколько лет пытаюсь внутри себя сформулировать, что мне в этом не нравится. А не нравится то, что свобода для меня, это, прежде всего, варианты моих действий. Т.е. если варианты есть и есть их много (разумеется, на оперативном, тактическом и стратегическом горизонте), то я свободен, если вариантов нет, и я вынужден делать определенные ходы – то нет.

И вот какая чепуховина выходит. Если у тебя куча вариантов на оперативном горизонте (т.е. в эту самую минуту можешь сделать все, включая спустить штаны и сделать дурнопахнущую кучу посреди улицы), то ты конечно свободен. Но на тактическом и стратегическом горизонте у тебя никаких вариантов нет. Ты, собственно, Флора сорная, бесполезная. Как следствие, свобода есть всегда компромисс между тем, что ты можешь в данную секунду, и что ты сможешь в другое время. Полной свободы просто не бывает, а те, кто говорит – живи каждым мгновением, просто выбирают стратегическую несвободу рефлексирующего сенсорика.

Но другие понимают, что плен, это брен, и живут без особой тоски. Если подходить к достижению максимальной свободы на тактическом либо стратегическом уровне, то получается, что свобода есть системное свойство, т.е. какова система твоего взаимодействия с миром, такие у тебя возможности по выбору и изменению ситуации. Тут конечно требуется 4D-мышление, т.к. у плоских нет видения своей траектории, вилок, и как следствие, нет ощущения, что упорным трудом и ограничениями сегодня ты уже создал себе возможность выбора завтра. В этих терминах интересно, что же такое вообще свобода. Я определяю ее как одновременную совокупность возможности, желания и права сделать выбор. Отбрось любое и выбор станет невозможным.

При этом желание есть сплав любопытства (т.е. открытых внутренних валентностей) и внутренней модели мира, право есть системное свойство социального и правового положения индивидуума, обеспечивающее поддержку и понимание твоего выбора обществом, а возможность – сложная системная синергия внутренних и внешних коммуникационных моделей, обеспечивающая техническую реализуемость всех действий, необходимых для реализации каждого возможного варианта. Таким образом, свобода в данном случае является сложной системной характеристикой, очень сильно завязанной на качество и характер внешних и внутренних ограничений.

Понимаю, что это не очень понятно. Приведу пример. Вот, например организация. Когда она свободна в реализации своей стратегии? Только если у нее нет проблем с сотрудниками и внутренней структурой, налажен документооборот, бухгалтерия. Внешний мир также должен разрешать организации делать то, что она запланировала, т.е. если скажем, хочу я построить отель на берегу моря, не должен я бояться, что завтра ко мне придут слуги Митволя, и снимут последнюю рубаху, и не снесут бульдозерами содеянное. Ну и конечно, достаточные связи и компетенции в их использовании, чтобы было можно, скажем, придумать нормальную идею, найти финансирование, спроектировать и построиться, нормально отпиариться, нанять классную команду оперативных сотрудников и стричь купоны.

Если не хватает хотя бы одного, то организация не свободна в своем выборе, поскольку данной опции у нее уже нет. И не важно, почему. Можно долго рассуждать об инвестиционном климате, потрясать бубном и толстыми задницами – ничего не изменится. Свободы инвестировать не будет, т.к. где-то на фарватере по-прежнему будут мели.

К слову, именно на коммерческой организации особенно хорошо иллюстрировать очевидную близорукость подхода к операционной свободе. Т.е. какой смысл в организации, которая существует только сегодня, причем делает на рынке, что вздумается? Ни клиентам такая контора не нужна, ни подрядчикам (поскольку и тех и других она свободно может кинуть), а самое главное – и для акционеров бесполезна, т.к. очень быстро перестанет приносить прибыль. В общем, туловище.

И тут, собственно, интересная аналогия. Де факто, хорошо отлаженная организация мало чем отличается от индивидуальной личности с информационной точки зрения – то же поведение, те же внутренние мотивы, такие же коммуникации с внешней средой. Да, возможен конфликт менеджмента, но ведь и у индивидуумов бывают многочисленные расстройства личности, в т.ч. излечимые современной психиатрией. Да, с организациями это чаще, но это всего лишь значит, что надо учиться их делать надежными и более устойчивыми.

В общем, компании как люди. Но если компания, пребывающая в операционной свободе это никому не нужное туловище, то тем паче отдельный человек, который еще более ограничен в своих возможностях, если вдруг вступит на путь операционной свободы, также становится совершенно бесполезен как для себя, так и для других.

Тут мне наверняка скажут, что де не понимаешь высокого, а путь к нирване только в том и заключается, что надо мол отказаться от бренных земных целей и посвятить себя перерождению. Но позвольте, господа, это ли не ограничение своей операционной свободы. Я ведь не утверждаю, что цели должны быть земные и конкретные (например, заработать денег, или забраться в постель к мадонне), но и цели духовные вполне подходят. «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих», собственно, об этих же ограничениях.

Под эти мысли есть целая система, в меру стройная, которую я сейчас обкатываю на muti 3.0. В принципе, если поставить своей целью свободный поиск (помните, была такая группа свободного поиска, «А отец скажет: "Гм..." - и неуверенно предложит тебе место лаборанта; а мама скажет: "Максик, но ведь ты неплохо рисовал   в детстве..."; а Дженни скажет: "Познакомься, это мой муж". И все будут правы, все, кроме тебя.»). Это, в общем-то, и обсуждается, только в терминах 4D свободы, т.е. создание пространства для исследования самой сути выбора.

Самое любопытное, что в терминах 4D свободы можно сформулировать этику. Ведь чтобы сохранять возможность выбора, я не могу совершать преступления. Принцип сохранения права на реализацию выбора.

И антогонизм - лишение свободы – историческая сущность осуждения преступников, не звериные условия, криминальная дедовщина на зоне и произвол служителей пенитенциарной системы здесь не главное. А главное – социальная невозможность реализовывать выбор (если конечно не считать вариантом право получить квалификацию швеи-мотористки). К слову, в этом смысле большинство из нас сами себя лишили свободы, загнали в угол рутинной работы. «Дом и работа, содом и гоморра».

Далее, деловая этика. Не могу подставить партнера, поскольку пострадает моя деловая репутация, и как следствие, никто потом со мной не захочет работать. Принцип сохранения возможностей – компонента свободы.

Ну и личная гигиена. Нельзя спиваться, нельзя садиться на наркотики, нельзя переставать интересоваться миром, запойное геймерство там всякое, которое точно также лишает потребности в реализации выбора. Третий компонент свободы.

Все эти компоненты этики носят системный, универсальный характер, как только мы начинаем говорить о любом идивидууме в терминах 4D свободы. Т.е. данная модель, опять же, здесь не претендующая на строгость, но вполне выразимая в четкой логике, приводит к аналитическому формированию этической системы свободного человека.

Тут еще не все понятно. Но вполне уже можно идти писать трактат о свободе, чтобы потом передать его на хранение в канцелярию дона Ребы за несколько золотых кружочков с аристократическим профилем Пица Шестого. Любопытно было бы послушать и комментарии достопочтенного доктора Будаха на эти измышления.

Tags: свобода, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments