?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В предверии начинающихся завтра Открытых инноваций 2017 выкладываю сюда свою статью по построению адаптивного законодательства на основе цифровых технологий.



Не секрет, что скорость и точность адаптации законодательства для потребностей бизнеса – один из основных факторов конкурентоспособности национальной экономики в сфере формирования новых высокотехнологических рынков. Влияние неблагоприятной регуляторной среды на развитие цифрового бизнеса сложно переоценить. Отток перспективных технологий, предпринимателей и капитала в благоприятные юрисдикции, технологическая отсталость и низкая инвестиционная привлекательность российских компаний – вот лишь некоторые, но важные последствия недостаточной скорости изменений в законодательстве. Цифровая экономика позволяет модернизировать процессы взаимодействия бизнеса с государством, в том числе в сфере изменения законодательства в интересах развития цифрового бизнеса. Автоматизация сбора и обработки больших данных в экономической сфере позволяет улучшить процессы государственного управления, в том числе в сфере нормативного регулирования цифровой экономики.

Ключевую роль в указанных процессах играет отчетность, предоставляемая субъектами экономической деятельности. Действующая система сбора экономической статистики слабо связана с процессами управления изменениями в законодательстве. В лучшем случае статистические данные используются для оценки экономических последствий наиболее существенных изменений в законодательстве, однако множество других изменений не сопровождаются глубоким экономическим анализом последствий.

При этом доля человеческого труда в анализе экономической статистики, а значит, и его стоимость по-прежнему очень высока, что принципиально не позволяет сделать анализ экономических последствий изменений (либо отсутствия необходимых изменений) государственного регулирования основой для принятия большинства решений. Как следствие, единственный способ проведения изменений – длительная и бюрократизированная процедура согласования каждого изменения в законодательстве.

Трудоемкость и непредсказуемость проведения изменений приводит к чрезвычайно высоким транзакционным издержкам, которые допустимы только для преимущественно крупных компаний, так или иначе аффилированным с государством.

Для среднего, а тем более малого технологического бизнеса такая возможность практически не доступна. Как следствие, пока крупный бизнес не обратит внимание на те или иные новые технологии, необходимые для развития соответствующего бизнеса, изменения не инициируются. Нередки случаи, когда возникновение новых рынков ранее всех замечаются регуляторами или контрольно-надзорными органами. Инициированные ими изменения в законодательстве зачастую направлены на ограничения новых рынков, и скорее тормозят, а не поддерживают развитие новых технологий.

Результат: нарастающее отставание комфортности условий для ведения цифрового бизнеса по некоторым направлениям нормативного регулирования цифровой экономики не только от стран-лидеров в указанной сфере, но и от наших партнеров по ЕвразЭС. Данная проблема, к сожалению, не имеет «лобового» решения. Большинство попыток в ручном режиме провести универсальные решения по регулированию наиболее динамичных отраслей цифровой экономики либо были остановлены из-за возникающих противоречий, либо породили множество новых регуляторных барьеров и увеличили скепсис разработчиков новых технологических решений относительно предсказуемости развития регулирования цифрового бизнеса.

Предложения Центра компетенций в сфере нормативного регулирования цифровой
экономики для сбора отчетности и управления изменениями


Для поиска системных решений в данной сфере в составе Фонда «Сколково» сформирован Центр компетенций в сфере нормативного регулирования цифровой экономики http://sk.ru/foundation/about/p/digitalregulation.aspx. Центр состоит из 14 тематических рабочих групп, на площадке каждой из которых обсуждаются актуальные изменения нормативного регулирования по одному или нескольким смежным тематикам цифровой экономики. Одна из таких тематических рабочих групп занимается вопросами реформы системы сбора отчетности и управления изменениями в сфере нормативного регулирования.

В число ее задач входит анализ технологических возможностей совершенствования процессов управления изменениями, в том числе на основе улучшения процедур сбора отчетности. В частности, группа провела ряд экспертных обсуждений перспективных направлений
реформирования систем сбора отчетности.

Основной вывод из состоявшегося диалога: наиболее существенные изменения могут быть проведены в сфере сбора и обработки статистической информации. Именно эти изменения способны стать основой системы
управления изменениями нормативного регулирования.

А именно, к числу перспективных направлений реформирования указанной системы
отнесено решение таких задач, как:

  • определение информационных потребностей государства в управленческой информации для поддержки стандартных процессов и управления изменениями;

  • анализ возможных рисков недобросовестного использования больших данных, связанных с коммерческой деятельностью организаций, в том числе с целью недобросовестной конкуренции;

  • формирование единой карты данных, подлежащей предоставлению в различные государственные органы в настоящее время и в целевом состоянии, при условии устранения дублирования и возможных противоречий;

  • определение правил сбора отчетности, предусматривающих возможности ее дистанционного получения, в том числе в режиме реального времени.

С учетом опыта внедрения на предприятиях классических управленческих систем (таких как ERP, PLM, BIM и др.) задача построения интегрированной системы управленческой отчетностью решается на основе первичных документов. Для хозяйственной деятельности
таким документом может быть финансовая транзакция юридического лица. Экспертами отмечается, что консолидированная информация обо всех финансовых транзакциях, проводимых посредством безналичной оплаты, уже находится в распоряжении государства (а точнее – в распоряжении Центрального банка, через реквизиты движения средств по корреспондентским счетам коммерческих банков).

Для формирования отчетности организаций и экономической статистики на основе указанной платежной информации необходимо выполнить два преобразования:

  1. соотнести платежную информацию с конкретным договором, отражающим характер хозяйственной деятельности;

  2. соотнести договор с основными статьями соответствующей разновидности учета (бухгалтерского, налогового, статистического).

Ведение договорного учета и привязка к ним платежей осуществляется большинством юридических лиц с использованием различных информационных систем, в том числе систем бухгалтерского и налогового учета.

Legal Tech для алгоритмизированных систем: вызовы и возможности

Развитие технологий LegalTech (в том числе по направлениям: автоматизация рабочего места юриста, создание машиночитаемых языков формирования договоров, т.н. smart-контракты, допускающие самоисполнение при выполнении отлагательных условий) уже в самое ближайшее время позволит оцифровать подготовку и заключение договоров и учет платежей по ним в различных отраслях российской экономики.

Таким образом, наличие в корпоративных информационных системах всей необходимой информации для соотнесения платежной информации с конкретными договорами – практически решенная задача в сегментах экономики, опирающихся на цифровой характер взаимодействия хозяйствующих субъектов.

Классификация договоров и связанных с ними платежей по видам экономической деятельности – более сложная задача. Современные информационно-коммуникационные технологии, в том числе автоматизированное формирование договоров на основе публичных
банков типовых соглашений, алгоритмы обработки естественного языка с целью выделения и классификации видов деятельности, а также всевозможные конструкторы бизнес-практик и бизнес-процессов, обеспечивающие генерацию необходимых для ведения бизнеса соглашений, предоставляют обширное поле для решения общей задачи по соотнесению договоров с основными статьями учета.

Однако систематическое применение всего описанного выше набора решений с целью получения надежной автоматизированной учетной системы, способной практически без вмешательства человека реализовывать выбранную учетную политику в отношении всего многообразия соглашений – по-прежнему не решенная задача.

Прежде всего, вопрос в наличии публичной базы алгоритмизированных учетных политик. И дело здесь не в технической сложности создания такой базы – множество коммерческих компаний, как российских (например, 1С), так и зарубежных (SAP, Microsoft и многие другие), способны реализовать такой проект. Однако практическая реализация такого проекта неизбежно будет сопряжена с рядом нормативных и организационных сложностей.

По мнению экспертов, наибольшее значение для потенциальных пользователей такой системы имеют вопросы о защите коммерческой информации о структуре бизнеса коммерческой организации.

Логика организации бизнеса является ноу-хау, защита которого не предусматривается действующим российским законодательством. Очевидно, что для многих бизнесов она может являться уникальным преимуществом, которое дает возможность конкурировать на рынке. Как следствие, основной риск для организаций – в том, что на основе описания деятельности организации в оцифрованных контрактах, контрагентах, платежах и применяемых учетных политиках злоумышленник (в том числе и находящийся на государственной службе) будет способен без труда скопировать данную информацию с целью создания конкурирующего бизнеса.

Как следствие, любое решение должно обеспечивать, во-первых, защиту коммерческих интересов организации тем или иным способом, а во-вторых, добровольность применения нового режима взаимодействия с государством. Данный спектр вопросов может решаться двумя различными способами.

Первый способ – создание публичных реестров и конструкторов типовых договоров. Любой коммерческий договор в этом случае – специфицированная под задачи организации комбинация типовых договоров, информационная связка с которыми в корпоративных
системах сохраняется и используется при применении автоматизированных учетных политик для связывания финансовой и отчетной информации.

В качестве одного из прототипов публичных реестров типовых договоров можно рассматривать такую широко распространенную систему, как Incoterms, терминология которой используется в соглашениях, касающихся международной торговли. При применении реестров типовых договоров доступной оказывается только часть информации, что затрудняет копирование и тиражирование бизнес-практик.

Второй способ – «глубокая» интеграция информационных систем организации с обеспечением защиты коммерческой информации как методами управления доступом (круг лиц, имеющих доступ к информации о конкретной организации, сильно ограничен, а их ответственность за дублирование информации чрезвычайно высока), так и методами защиты интеллектуальной собственности на «цифровой организационный дизайн» бизнеса, который должен предполагать возможность финансового урегулирования споров, возникающих в случае тиражирования цифровой модели бизнеса.

Наиболее перспективной представляется комбинация предложенных выше способов. В ней авторы качественных и глубоко проработанных цифровых моделей бизнеса смогут формировать соответствующие блоки в реестрах типовых договоров. Реализация таких реестров в виде электронных торговых площадок типовых договоров может обеспечить для их авторов лицензионные платежи по модели роялти либо франшизы, что будет началом формирования нового рынка – рынка услуг по разработке цифровой модели бизнеса.

Рассмотрим, в частности, некоторые особенные случаи применения данного подхода. А именно, если предполагается формирование дополнительной отчетности, скажем, в случае требований государственного или частного инвестора, то может применяться ограниченный набор согласованных сторонами цифровых моделей бизнеса. Для проведения исследований по государственному заказу – один набор ограничений. Для организации поставок медикаментов в муниципальные больницы – другой набор ограничений.

Цифровые модели ограничений могут транслироваться от покупателя к поставщику, обеспечивая отслеживание соблюдения граничных условий на всей цепочке создания добавленной стоимости.

Таким образом, автоматизированное соблюдение требований цифровых моделей бизнеса способно многократно сократить издержки на контроль целевого расходования средств, контроль соответствия продукции требованиям по сертификации, мониторинг контрафакта и многие другие разновидности контроля, что позволит сформировать среду квалифицированного доверия между поставщиками и покупателями.

Возможны и другие методы управления указанными рисками. При разработке соответствующих решений предлагается провести анализ возможных подходов к обеспечению информационной безопасности цифрового бизнеса, на основе которых планируется предложить заинтересованным организациям те или иные разновидности специальных режимов взаимодействия с государством, в рамках которых планируется провести пилотные эксперименты по практической апробации различных инструментов и методов цифрового
описания бизнеса.

Сколково - пилотная среда для инновационных цифровых моделей

Привлекательной средой для пилотирования решений в сфере цифровых моделей бизнеса является реализация инновационных проектов. Технологическая инновация основана на уникальном технологическом решении, обладающем уникальными технико-экономическими характеристиками. Как следствие, при грамотной правовой защите технического решения копирование цифровой модели бизнеса не даст злоумышленникам значимого экономического эффекта.

Кроме этого, активно развивающиеся стартапы имеют естественную мотивацию к созданию прозрачной модели бизнеса, поскольку в большинстве случаев их на пути к рынку ждут сделки по продаже доли в бизнесе стратегическим инвесторам. Сделки по привлечению инвестиций всегда сопровождаются аудитом (due diligence) организации.

Что такое аудит цифровой модели бизнеса? Это не что иное, как применение определенного набора алгоритмов, удобным способом представляющих финансовые потоки, контракты и учетные политики организации.

Как следствие, возможность получения аудита бизнеса «в один клик» может оказаться крайне важным фактором в оценке и отборе наиболее перспективных стартапов, а финансовое моделирование возможностей роста капитализации технологического стартапа при применении граничных условий доступа на рынок, имеющихся у стратегического инвестора позволяет существенно сократить время привлечения инвестиций, а значит – и темпы роста технологических стартапов.

Таким образом, на основе площадок, обеспечивающих государственную поддержку инновационных проектов, включая специальный режим Инновационного центра Сколково, целесообразно обеспечить опережающее развитие инфраструктуры по поддержке цифровых
моделей бизнеса.

Может ли на основе цифровых моделей бизнеса быть построена процедура управления изменениями, позволяющая адаптировать законодательство в сфере цифровой экономики с достаточной по сравнению со странами-конкурентами скоростью?

Окончательный ответ на этот вопрос давать преждевременно. Однако существующие наработки, полученные при анализе возможных вариантов решения задачи по построению цифровых моделей бизнеса, позволяют уверенно предположить, что разработка такой процедуры весьма вероятна. Необходимость взаимоувязки процедур по цифровому взаимодействию между организациями и государством и нормотворческого процесса для цифровой экономики вызвана еще одной группой рисков.

А именно, при предоставлении отчетности на основе цифровых моделей бизнеса существенную роль начинают играть риски недобросовестной конкуренции, когда передел рынков будет осуществляться путем введения злоумышленниками, наделенными властными полномочиями, специфического регулирования, направленного на формирование сложностей в реализации конкретных бизнес-практик, основанных на конкретных особенностях тех или иных типовых договоров.

Следовательно, обеспечить безопасный переход к использованию такого взаимодействия с государством без вмешательства в нормотворческий процесс невозможно.

Как может быть реализована модель нормотворческого процесса с учетом изложенных выше требований?

Цифровая модель бизнеса строится на основе связей реальных соглашений с организацией с типовыми договорами из публичного реестра. А если продолжить построение системы типовых договоров, обеспечив взаимоувязку их положений с нормами законодательства, на которых они основаны?

Создание архитектуры такого типа потенциально способно установить взаимосвязи между обобщающими правовыми нормами и конкретными положениями отдельных актов как гражданского, так и административного законодательства. Прототипы систем подобного класса уже используются при разработке программного обеспечения, направленного на упрощение поиска и анализа нормативных правовых актов («Гарант», «Консультант»).

Более того, именно в указанных правовых системах все чаще начинают применяться конструкторы типовых договоров, что есть еще один шаг в сторону создания комплексной архитектуры частных и публичных норм.

Консультации со стартапами ИТ-кластера, связанными с решением задач LegalTech, указывают, что в настоящее время на рынке представлен достаточно широкий спектр технологий и подходов, способных решить поставленную задачу. Фокусировка стартапов на решении наиболее важных задач перехода к цифровому описанию права может быть осуществлена с помощью инструментов Фонда «Сколково», например таких, как акселерационная программа в сфере LegalTech.

Но в отличие от обсуждавшихся ранее подходов к цифровому описанию права, в случае наличия взаимоувязки договоров в цифровые модели бизнеса может быть получено совершенно новое качество описания регуляторной среды, а именно – полная цифровая модель экономической деятельности организаций, применяющих цифровые модели ведения бизнеса.

Указанная модель в случае сохранения взаимосвязей с первичной информацией о финансовых транзакциях будет основана на динамике всех своих финансовых показателей. Как следствие, на основании такой модели становится принципиально возможно наблюдение за динамикой поведения рынков в реальном времени.

Важное качество такой модели – это возможность автоматической идентификации всех субъектов хозяйственной деятельности, чьи цифровые модели бизнеса опираются на те или иные правовые нормы. Таким образом, предполагаемые изменения регулирования могут быть соотнесены в рамках сценарного анализа с субъектным составом и объемами финансовых транзакций бизнеса. А в случае применения предиктивных методов моделирования, в том числе с использованием технологий искусственного интеллекта – и с прогнозом реакции экономических субъектов на предлагаемые изменения.

В случае массового использования цифровых моделей ведения бизнеса появится возможность подбирать такое регуляторное воздействие, которое максимально увеличит активность наибольшего количества экономических субъектов, т.е. максимизирует темпы роста тех сегментов экономики, которые применяют указанные цифровые модели.

Отдельно следует рассмотреть работу с перспективными рынками. При наличии регуляторных барьеров для их развития инициатору достаточно будет сформировать проект цифровой модели бизнеса, который будет возможен в случае снятия тех или иных регуляторных барьеров. Комплексная оценка снятия указанных барьеров с помощью цифровой модели экономики будет позволять ответить на вопрос – каково совокупное регулирующее воздействие на экономику. В случае незначительного влияния можно будет многократно сократить процедуру согласования проекта изменений нормативного регулирования, и тем самым существенно увеличить скорость и точность проводимых изменений.

Изменения на рынке труда

И в завершение – несколько важных цифр. По разным оценкам, в российской экономике в настоящее время задействовано от 3 до 5 млн. бухгалтеров и сотрудников финансовых служб, около 1,2 млн. юристов, более 3 млн. государственных чиновников. Профессиональная консервативность большинства указанных специалистов в настоящее время существенным образом сдерживает формирование новых бизнес-практик, сокращает терпимость бизнеса к риску, провоцирует тиражирование давно сложившихся и опробованных практик.

Перестройка статистического, бухгалтерского и финансового учета с модернизацией нормотворческого процесса может затронуть в перспективе более 7 миллионов человек (что составляет почти 10% от количества рабочих мест), существенная часть которых потеряет работу либо должна будут существенным образом переквалифицироваться.

Предполагая, что трансформация в данной сфере может произойти в ближайшие 10 лет, необходимо предусматривать компенсирующие меры в части снятия социального напряжения от потери национальной экономикой 10% рабочих мест, в том числе вовлекая высококвалифицированных специалистов в разработку цифровых моделей бизнеса и превращая их в бенефициаров от создания инфраструктуры цифровой экономики России.